Сколько регионы платят в федеральный бюджет

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО - +7 (495) 332-37-90
  • Санкт-Петербург и Лен. область - +7 (812) 449-45-96 Доб. 640

Эффективная демократия — это когда люди могут сами влиять на то, как расходуются налоговые сборы. Государство тратит бюджетные средства на обеспечение граждан благами, но когда управление ведется издалека и не самым прозрачным образом, жители на местах зачастую недовольны качеством этих услуг. Мировая практика показывает, что самые эффективные расходы — максимально приближенные к избирателям, то есть когда решение о тратах принимается на уровне муниципалитета — депутатами, которые живут в данном районе или городе. Именно в этом заключается бюджетная децентрализация, необходимость которой в России давно назрела. Об этом говорят не только эксперты — потребность в шагах по этому направлению признает даже руководство Минфина.

Региональные налоги также часто именуются налогами субъектов РФ.

Регулярно сталкиваясь в разговорах или на форумах с высказываниями жителей российских регионов о том, что, мол, Москва все наши деньги забирает, и вообще хватит ее кормить, и т. Во-первых, давайте посмотрим, в чем разница между бюджетами и какие они бывают , и за что отвечают:.

Федеральные налоги: перечень

Эффективная демократия — это когда люди могут сами влиять на то, как расходуются налоговые сборы. Государство тратит бюджетные средства на обеспечение граждан благами, но когда управление ведется издалека и не самым прозрачным образом, жители на местах зачастую недовольны качеством этих услуг. Мировая практика показывает, что самые эффективные расходы — максимально приближенные к избирателям, то есть когда решение о тратах принимается на уровне муниципалитета — депутатами, которые живут в данном районе или городе.

Именно в этом заключается бюджетная децентрализация, необходимость которой в России давно назрела. Об этом говорят не только эксперты — потребность в шагах по этому направлению признает даже руководство Минфина.

На сегодня муниципальные собрания и мэрии городов распоряжаются ничтожными суммами; основной бюджет — федерального масштаба, остальное меньше половины — на уровне региональных правительств. Ситуация в России осложняется тем, что доходы субъектов очень неравномерны — Москва или нефтегазовые регионы собирают налогов намного больше, чем среднероссийская область.

По итогам последних лет около половины регионов заканчивают год с дефицитом, то есть тратят больше того, что зарабатывают и что поступает из центра. И хотя в целом ситуация с дефицитами региональных бюджетов улучшается, происходит это скорее за счет урезания расходов, а не за счет роста доходов, — и это бьет по социальным статьям бюджета. Поскольку доходы регионов сильно разнятся, единственный выход избежать неравенства между субъектами — распределять деньги от богатых к бедным.

Встают вопросы: сколько денег направлять на места, регионам или муниципалитетам, по каким правилам, насколько прозрачно распределять их между субъектами и какие экономические права и обязанности должны быть у местных властей? Примерно та же картина наблюдается с бюджетами Ингушетии, Дагестана и Севастополя.

Еще одна проблема — финансовые обязательства регионов. В России на региональный уровень спущено множество социальных программ — от здравоохранения до школьного образования. Обязанность выполнять указы легла на региональные бюджеты. Вследствие нехватки средств происходит закрытие больниц или объединение школ. Согласно данным Росстата, с по год число школ сократилось с 68 до 42 ; число больниц — с 10 до Получается, что при высокой административной нагрузке регион оперирует малым количеством собственных денег, постоянно рассчитывая на трансферты из центра.

Эта система с горем пополам работала до кризиса года, когда произошло серьезное сокращение федеральных трансфертов, а в стране прибавилось два дотационных региона, требующих внушительных расходов, — Крым и Севастополь. В реформе по бюджетной децентрализации для России полезен опыт других федераций. Классический пример — Канада: ее схемы перераспределения бюджета просты и прозрачны.

Как и Россия, Канада больших размеров. При этом страна осознанно выбрала путь асимметричного федерализма, когда регионы имеют разную степень автономии в культурном, политическом и экономическом плане. Бюджет Канады делится 50 на половина — федеральному центру, половина — на региональный уровень. Регионы, как и в России, несут расходы на медицину и начальное образование, однако за административный дизайн то есть систему функционирования этих направлений они также отвечают сами.

Для примера: именно избираемое на региональных выборах правительство решает, сколько нужно школ, сколько учителей должно быть в расчете на учеников и нужно ли вообще такое ограничение, какими должны быть зарплаты, сами ли школы распоряжаются своими бюджетами или они выполняют разнарядку сверху.

По сути, местные правительства занимаются микроменеджментом, при этом федеральный центр изредка может вмешаться — например, через установление минимальной оплаты труда. В Канаде часть налогов гармонизирована с федеральным центром то есть ставка единая или задана в некотором коридоре , в частности, это касается налога на индивидуальные доходы и доходы предприятий, а также налога на продажу.

Трансферты из центра не целевые, то есть региональные правительства сами решают, как тратить эти средства. Полезно понимать, как в Канаде устроены бюджетные трансферты от центра регионам. Они состоят из двух частей — уравнительной и добавочной. Уравнительная часть направляется в зависимости от уровня доходов региона: если регион собирает налогов ниже среднего, то федеральный центр добавляет ему недостающую до среднего сумму. Добавочная часть помогает регионам справляться с расходами на здравоохранение и образование, однако у нее есть одно важное условие: чтобы получать полную сумму, нужно соответствовать критериям федеральных программ.

Регион может отказаться и не выполнять условия центра, потеряв при этом часть доходов от трансфертов. Аналогичная система существует и в США, позволяя регионам выбирать: играть по федеральным правилам или отказаться, но тогда недополучить денег. В России, как и в Канаде, лучше было бы делить трансферты на выравнивающую часть и стимулирующую, которые будут направляться регионам по прозрачным, понятным правилам. Например, эксперты склоняются к тому, что в России главными управляющими средствами на местах должны быть не регионы, а муниципалитеты.

Кроме того, в России регионы разнятся не столько инвестклиматом и бизнес-средой, сколько наличием природных ресурсов. То есть у нас стоит вопрос не свободной рыночной конкуренции, когда регионы могут бороться за установление наиболее привлекательных правил игры, а вопрос ресурсов — есть они или нет.

Пример Германии интересен тем, как можно сместить акцент бюджетных трансфертов на муниципальный уровень, не выключая из игры регион. Один из основных налогов — налог на доход бизнеса — собирается на уровне региона, однако примечательно, что каждый муниципалитет устанавливает ставку этого налога для своей территории самостоятельно.

В Германии около 10 тысяч муниципалитетов, и их относительно небольшой размер делает эту систему по-настоящему конкурентной — муниципалитеты соревнуются между собой за наиболее выгодные для бизнеса условия.

Однако они не демпингуют налоги, не снижают их ниже разумного уровня, и происходит так из-за хитрой системы выравнивания, которая существует между муниципалитетами. Если этот индекс, высчитывающий налоговый потенциал на одного жителя, превышает бюджет муниципалитета в расчете на одного жителя, муниципалитет становится донором и весь лишний заработок отдает соседям.

Соответственно, муниципалитеты с консолидированным бюджетом ниже налогового потенциала выступают прямыми реципиентами. На региональном уровне все несколько сложнее: налог на добавленную стоимость, индивидуальный налог и налог на предприятие устанавливаются федеральным центром. Затем распределение ведется по принципу места проживания налогоплательщика или места основной деятельности компании а не регистрации, как происходит в России, отчего многие деньги текут в Москву.

Налог на добавленную стоимость распределяется между землями частично исходя из численности населения, частично — из потенциала расходов. Регионы привязывают друг к другу — чем богаче регион, тем больше он может дать наиболее бедному, и все денежные вопросы они ведут напрямую. Для России эта схема подойдет, только если регионы начнут зарабатывать и оставлять деньги в своем бюджете — так мы поймем, какое в стране соотношение богатых и бедных регионов и можно ли, например, на один богатый повесить несколько бедных.

После этого этапа перераспределения федеральный центр добавляет свои гранты тем регионам, которые все еще остаются ниже среднего показателя соотношения доходов на душу населения к налоговому потенциалу по стране. Недостатки немецкой системы в том, что она сильно подавляет конкуренцию между регионами, а также позволяет им вести себя менее ответственно, полагаясь на федеральные гранты.

Сохраняя относительное конкурентное преимущество регионов, установить систему выравнивания аналогично немецкому или канадскому варианту то есть помогать тем регионам, которые находятся ниже среднего соотношения бюджета на душу населения и налогового потенциала или ниже средней налоговой базы по регионам.

Возможно, также имеет смысл исключить из схемы перераспределения федеральный центр и ввести прямые финансовые транзакции между регионами. Это, с одной стороны, поможет установить более прямую систему подотчетности между регионами, а с другой — перестанет концентрировать решения в руках центра. Федерация, однако, может помогать софинансированием федеральных социальных программ — и в этом направлении канадский или американский опыт выглядит наиболее справедливым и честным, позволяя регионам самостоятельно решать, имплементировать ли федеральные программы или создавать свои, рассчитывая на собственные финансовые возможности.

Региональное выравнивание необходимо для устранения огромного разрыва между ресурсными или институционально привлекательными регионами и теми, кто обеих привилегий лишен. В свою очередь, перенос соревнования бизнес-привлекательности на муниципальный уровень сделает сами регионы более равномерно развитыми изнутри, а также сохранит ту самую конкуренцию, необходимую для развития более комфортной бизнес-среды.

Но начинать любую из этих стратегий необходимо с установления самых базовых институтов подотчетности — с прямых и конкурентных выборов на уровне муниципалитета, регионов и федерального центра. Подпишись на нас в Яндекс. Аналитика Где густо, а где - пусто. Судьба россиян может сложиться очень по-разному в зависимости от того, в каком месте страны они родились. Как сделать так, чтобы национальные блага распределялись более равномерно и чтобы жители регионов, где нет ископаемых ресурсов, чувствовали себя не хуже уроженцев нефтегазовых областей и столицы?

На эти вопросы отвечает политолог Виктория Полторацкая. Почему регионам не хватает денег на дороги и школы. Как распределяет деньги Канада. Как распределяет деньги Германия. Регионы проверили на бюджетную открытость. Сергей Катырин: "Будут богатыми регионы — станет богатой страна". Продолжительность жизни в России зависит от региона проживания. Неделю Месяц. Эксперт представил ещё одно доказательство того, что птицы в моторы А не залетали.

Новости Волгограда. Читайте также.

«Донорская игла»: Татарстан мог бы в одиночку прокормить треть регионов России

Проблема неравномерности регионального развития идет в ногу с бесплодными попытками диверсифицировать российскую экономику. Решения правительства, направленные на решение проблемы, только усугубляют ситуацию. Сравнив собираемость налогов в регионах страны и размер федеральных дотаций, приходим к выводу: несмотря на то, что субъекты Федерации повышают отчисления в казну, все по-прежнему зависит от "нефтяной иглы". Ухудшили показатели 17 субъектов, в то время как в позапрошлом году таких было По мнению аналитиков, в ситуацию вмешались растущие цены на нефть, которые позволили нарастить доходы крупнейшим налогоплательщикам России — нефтяным компаниям.

Почему бюджет Москвы в 45 раз больше бюджета Новосибирска?

Традиционно, некоторые регионы получают из федерального центра денег гораздо меньше, чем отчисляют. Другие же, напротив, получают в свой консолидированный бюджет больше, чем заработали. Однако многие стереотипы оказываются неоправданными. Москва перечисляет налогов больше всех это к слову о том, что все деньги текут в Москву , но и процент возвращенных денег от нее выше, чем в среднем по России. Эта цифра касается федеральных налогов и сборов, часть из которых попадает и в консолидированные бюджеты субъектов включая доходы местных бюджетов. Отметим, что, по информации официального сайта Федеральной налоговой службы, к федеральным налогам относятся налог на доходы физических лиц, налог на добавленную стоимость, налог на прибыль организаций, а также акцизы, налоги на добычу полезных ископаемых и водный налог. Безоговорочным лидером по выплаченным федеральным налогам стала российская столица — Москва.

Налоги субъектов РФ

Доля отправляемых в Москву налогов ежегодно растет, как и объем средств, выделяемых дотационным территориям. В году федеральных налогов было собрано на треть больше, чем годом ранее, а нефтяные регионы, в том числе Татарстан, увеличили поступления в бюджет России в полтора раза. Расслоение регионов при этом растет на глазах. Число небогатых субъектов РФ, собравших меньше налогов, чем годом ранее, выросло в два раза с 15 до Возникла парадоксальная ситуация: если регион не подсел на нефтяную иглу, он, вероятнее всего, сядет на дотационную. Напомним, в прошлом году мы уже говорили , что если на вопрос, пройден экономический кризис или нет, отвечать исходя из собираемости налогов, то ответ на него будет положительным. В году общий объем сборов вырос всего на полпроцента, до 6,8 трлн рублей. Среди рекордсменов Ханты-Мансийский автономный округ, увеличивший сборы в 1,55 раза — с 2 до 3 трлн рублей, и Татарстан, собравший в 1,5 раза больше — с ,5 млрд до ,3 млрд рублей.

В России всего три региона-донора, остальные дотационные или банкроты

Снижение налогового бремени. Что недопустимо в наличных расчетах. Страховые взносы ИТ-компаний. Сверка с налоговой инспекцией. Обложение материальной помощи страховыми взносами.

Прибыль, которую генерирует регион, зачастую происходит благодаря кап.

Как изменились правила расчета налога на прибыль. В году налог на прибыль организации компании должны платить в размере 20 процентов.

Налог на прибыль в 2018 году: ставки, таблица

Бюджет столицы больше новосибирского в 45 раз: 33 миллиарда на год у Новосибирска против 1,5 триллиона рублей бюджета Москвы, хотя жителей в Москве больше только в 8 раз. Новосибирск — 1, 48 млн, Москва — 11,5 млн жителей Навскидку это выглядит, как вопиющее неравенство. Откуда берется такая диспропорция между численностью населения и размерами бюджета? В году было запланировано потратить 66 млрд рублей на жилищное строительство, 38 млрд рублей на строительство дорог, 29 млрд рублей на строительство объектов социальной сферы: больницы, школы и т. Прекрасные цифры, которые превосходят годовые бюджеты большинства российских городов-миллионников. А у нас на жилищное строительство прямых расходов бюджета нет вообще — Новосибирск не может себе это позволить. Эксперты, хорошо знающие бюджетный процесс, объясняют, что диспропорция порождена двумя особенностями российского законодательства. Во-первых, законы таковы, что бизнесу выгодно регистрировать головные офисы компаний в столице, там и платить налоги, а не на территориях, где реально добывается нефть, газ или уголь, производится металл.

.

.

.

.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 3
  1. Пелагея

    Не занимайтесь глупостями.

  2. Валентин

    Обобрать ещё и самозанятых цель, без сомнения, конечно же благая.

  3. apizsnow

    Известная тема, но людей все равно разводят

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных